Главная » Происшествия » Авария Sukhoi Superjet 100: что рассказывают выжившие пассажиры

Авария Sukhoi Superjet 100: что рассказывают выжившие пассажиры

Пассажирка рейса Москва — Мурманск Юлия Марченкова и её сын стали первыми, кто покинул борт пылавшего «суперджета» после аварийной посадки в аэропорту Шереметьево. Об этом сообщает Life со ссылкой на Mash.

Как уточняется, сотрудница полиции Мурманской области решила отстегнуть ремни от себя и сына-школьника после того, как в самолёт попала молния. Марченкова с сыном побежала в начало салона самолёта, несмотря на попытки бортпроводников вернуть их на места в седьмом ряду.

Благодаря своей настойчивости Марченкова и её сын смогли первыми покинуть борт охваченного огнём лайнера.

Михаил Савченко

Опубліковано Mikhail Savchenko Вівторок, 8 січня 2019 р.

Выживший в авиакатастрофе в Шереметьево игрок «Что? Где? Когда?» и капитан команды «Норманны» Михаил Савченко призвал не травить пассажиров, которые выбегали из горящего самолёта с сумками, пишет Life.

Пассажир предположил, что людей могло «переклинить», из-за чего они действовали на автомате.

Савченко поблагодарил экипаж, отметив чёткие и оперативные действия сотрудников «Аэрофлота». Он также выразил благодарность оперативным службам, которые помогали пассажирам уже после экстренной эвакуации из самолёта.

Друзья, сразу после этой ужасной трагедии очень сложно что-то комментировать, но несколько слов я все же хочу сказать….

Опубліковано Mikhail Savchenko Понеділок, 6 травня 2019 р.

«Друзья, сразу после этой ужасной трагедии очень сложно что-то комментировать, но несколько слов я все же хочу сказать.
Во-первых, огромное спасибо экипажу, который всё сделал оперативно и чётко. Если бы не они, жертв было бы гораздо больше. Стюардессам, которые держались как могли, зная, насколько всё серьёзно.
Во-вторых, спасибо наземным службам, пожарным, врачам — всем, кто помогал уже после приземления. Девушкам из МЧС, которые собирали контактную информацию для горячей линии. Следователям, которые делали свою работу максимально быстро и корректно. Психологам, которые работали с людьми, пережившими огромный стресс.
В-третьих. Это, наверное, самое сложное и неоднозначное во всей этой ситуации. Я не знаю, что сказать про людей, которые выбегали с сумками. Бог им судья. Но очень хочу попросить не травить их, уверен, им и так очень тяжело сейчас. Я не думаю, что хоть один человек в этом горящем аду хладнокровно и обдуманно тащил чемоданы. Не знаю, как работает психика в таких ситуациях, вопрос к экспертам. Возможно, многих просто переклинило, действовали на автомате. Не знаю.

Это огромное горе для всех, кто потерял родных и близких людей. Это огромное горе для мурманчан. Это огромное горе для меня и остальных, кто чудом выжил. Обнимаю вас всех и скорблю с вами»

Дмитрий Харинин

Выживший в катастрофе самолёта «Аэрофлота» в Шереметьево пассажир Дмитрий Харинин рассказал, как проходила эвакуация людей с борта воздушного судна, рассказывает Life.

По словам мужчины, давки не было от зоны эвакуации пассажиров и до 10-го ряда. Сам Дмитрий сидел на месте 10F.

Пассажир уточнил, что первым был открыт правый эвакуационный выход в передней части самолёта, за ним открыли и левый.

По подсчётам Харинина, спустя две минуты после аварийной посадки самолёта он уже был на лётном поле.

Владимир Евменьков

Мэр города Североморска Владимир Евменьков, который выжил в катастрофе самолёта Sukhoi Superjet 100, в беседе с радиостанцией «Север FM» рассказал, что происходило на борту лайнера в момент ЧП.

По его словам, он видел, как в двигатель самолёта попала молния, однако пожар начался не после этого, а уже при посадке, когда отвалилась стойка шасси. До этого лайнер сделал несколько кругов над аэропортом Шереметьево.

Уже после посадки бортпроводницы долгое время не могли открыть аварийный выход, однако в конце концов им удалось это сделать, в результате чего у пассажиров было два открытых выхода в носовой части лайнера.

«Что касается экипажа, то две девчонки-бортпроводницы, которые открывали дверь аварийных выходов, по сути, нас и спасли. Бежать вперёд — это всё равно что бежать по людям, поэтому все те, кто это видел, просто встали и ждали, когда можно будет эвакуироваться. Как только открыли проход, все стали выходить», — рассказал чиновник.

Стюардесса Татьяна Касаткина

Стюардесса Татьяна Касаткина рассказала, что люди начали вставать с кресел и пробираться к выходу, когда самолет еще двигался с большой скоростью. Пассажиры также звонили и кричали, что судно горит и падает, сообщает Взгляд со ссылкой на Telegram-канал Baza.

Касаткина также рассказала, что сразу после остановки самолета бортпроводники начали эвакуировать пассажиров. «Все произошло очень быстро, ни секунды не было времени. Пассажиров выталкивала. Каждого за воротник вытаскивала, чтобы они не задерживались на эвакуации», – вспоминает она.

Стюардесса сообщила, что в самолет ударила молния, после чего возникли проблемы со связью, о чем ранее также рассказывал пилот «Суперджета».

Татьяна Касаткина отметила, что внутри пламени не было, однако некоторые пассажиры заметили, как иллюминаторы начали плавиться еще до остановки самолета.

Командир SSJ-100 Денис Евдокимов

Командир SSJ-100 Денис Евдокимов рассказал «Комсомольской правде» о том, что произошло в воздухе над Москвой накануне и как проходила эвакуация после приземления и возгорания.

«Взлёт был в 18:02. Из-за молнии у нас произошла потеря радиосвязи и переход борта в минимальный режим — режим прямого управления. И не через компьютер, как обычно, а напрямую. Аварийный режим. Удалось восстановить связь через аварийную частоту на радиостанции. И она была кратковременная и прерывистая. После включения режима самого передатчика несколько слов получалось сказать, потом она пропадала», — поделился Евдокимов.

По его словам, диспетчеры оказали необходимую помощь, задавая курс для вывода на полосу, пишет Life. Скорость для посадки, как отметил пилот, была обычной: «К земле подходили плавно, с уменьшением вертикальной скорости». После полной остановки была объявлена аварийная эвакуация.

«Сначала второй пилот вышел из кабины, потом я. Сразу на улицу я не смотрел — есть пожарные, нет… Машина пожарных уже была. В воздухе у нас не было пламени. Пожар начался уже после посадки, я так понимаю, из-за приземления. Причина, думаю, в этом. Баки полные», — подчеркнул командир воздушного судна.

Он отметил, что посадка с полными баками была выполнена согласно соответствующей процедуре, прописанной в оперативном сборнике экипажа.

Напомним

5 мая в Шереметьево во время пожара на борту самолёта «Аэрофлота» погиб 41 человек. Лайнер, выполнявший рейс Москва — Мурманск, совершил экстренную посадку и после этого загорелся. Следственный комитет России рассматривает такие версии трагедии, как недостаточная квалификация пилотов, техническая неисправность судна и погодные условия.

873

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *