Главная » Все новости » Надежда Савченко – гордость украинской армии

Надежда Савченко – гордость украинской армии

Надежда Савченко – это гордость украинской армии. Ее недавно захватили в плен террористы, а видеоролик с ее допросом облетел весь интернет. Как результат, украинцы начали требовать от МО сделать все для того, чтобы освободить Надежду. Тем более, что якобы террористы готовы обменять девушку на четырех ранее захваченных боевиков.

Известно, что надежда – киевлянка, ей 33 года. Она Старший лейтенант украинской армии. Единственная в стране женщина-пилот бомбардировщика Су-24М. Штурман боевого вертолета Ми-24. Месяц назад ушла добровольцем в батальон «Айдар». После боя за Металлист, была захвачена в плен террористами. Ее обвиняют в том, что она была якобы снайпером-наводчиком и причастна к гибели российского журналиста.

Предлагаем вашему вниманию несколько цитат самой Надежды Савченко, чтобы понять, кто она на самом деле.

1403534859_1

Сколько себя помню, мне всегда нравилась высота и скорость. У меня такое чувство, что я любила небо всегда, впервые близко увидев его еще четырехлетней девочкой. Навсегда запомнила облака, похожие на барханы.

21406w200zc0Мой друг увлек меня небом в 17 лет. Именно тогда я решила, что хочу стать летчиком. Очень долго по разным справочникам искала, в каких институтах их готовят. И нашла Харьков — университет воздушных сил. Приехав подавать документы, услышала от мужчин с большими звездами на погонах: «У тебя есть одна проблема — ты девочка». Я сразу ответила: «А за штурвалом самолета чем нужно думать — головой или тем, что между ног?».

«Девочка, 15 километров полигона, с 15-килограммовым рюкзаком десантника. Бежишь вместе с ребятами, по снегу. Не отстанешь от них — возьму». Я сказала ему: «Хорошо» — и через неделю уже перевелась из одного рода войск в другой (о том, как попала в ряды десантников).

Первыми меня приняли за свою разведчики. А разведчики — это сила. Если принимают они — значит, принимают остальные. Конечно, сначала меня пытались посадить в штаб писать бумажки, но я добилась перевода в боевую роту.

Могу спать по два часа в сутки, помогая наряду по ночам чистить туалеты, могу бегать, ходить по четыре часа строевой по плацу в бушлате и ушанке. Могу пять дней не спать и семь дней не есть.

Когда моя мама носила меня, до последнего дня работала в колхозе, причем тяжело — рубила капусту. И когда ее начинали ругать за это, то она отвечала: «Мать работает, отец работает, пусть и ребенок работает». Я знаю, что моя мама зимой подо льдом собирала очерет, чтобы топить печку в доме. Как я могу после такого примера считать, что мне в жизни тяжело? Не понимаю, как можно плакать, когда берцы натерли ногу? Когда мы бежали строем, я никогда не падала первой. Последней — да.

Психологически мне ни разу не было страшно.

В Ираке я была стрелком. Самое яркое впечатление — это буря в пустыне. Там земля терракотового цвета, и когда начинается буря, поднимается пыль, которая покрывает все вокруг одним цветом. Красота такая, что один раз еле успела сойти с крыши в укрытие — не могла налюбоваться.

BqnkciBIgAARCeS.jpg_largeВ Ираке один арабский полицейский сначала хотел купить меня в жены за двух баранов — это у них там стандартная цена за женщину. Потом там же, в Ираке, меня хотел купить еще и принц Эс-Сувейры, уже за 50 тысяч долларов. Для сравнения: такую сумму у них дают за голову террориста. Принц ухаживал серьезно — привозил мне на КПП розы, финики, золото. Я брала только розы — чтобы уважить человека. В итоге комбат объяснил ему, что сделка невозможна. Хотя я не пошла бы за него даже за миллиард

Женщина в армии — это такая себе рекламная открытка. Когда я только поступила в институт, из меня тоже пытались сделать такую. Как же — первая за восемь лет женщина-летчик. Приехали с телевидения, и я прямо в камеру сказала: «Такого коррумпированного вуза, как этот, не видела нигде в Украине». Поверьте, для такого заявления у меня были серьезные основания. После этого меня вроде бы оставили в покое.

Думаю, если я не рожу, демографический кризис Украине не грозит.

У меня есть желание, чтобы наши люди Украины разобрались во всем, и перестали между собой воевать.

Меня не выпустят, меня убьют. Причем убьют ваши русские власти по тем обвинениям, которые мне приписывают.

 

Update: В дополнение к портрету Надежды Савченко, публикуем ее письмо президенту Украины, которое она написала, пребывая в следственном изоляторе в Москве. К слову, письмо выложил сам Порошенко в твиттере.

53c968df54ecf

2 424

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *