Главная » США » «Я иммигрант, и Трамп абсолютно прав в вопросе иммиграции»

«Я иммигрант, и Трамп абсолютно прав в вопросе иммиграции»

Уроженец Гайаны Неил Гувейя иммигрировал в Нью-Йорк еще в 7-летнем возрасте, а уже через шесть лет получил американское гражданство. Чтобы ускорить процесс иммиграции, мать Нейла приняла страшное решение – разделить семью. Сегодня 39-летний Гувейя – гей и новый консерватор – полностью поддерживает жесткую и непопулярную политику Дональда Трампа. Своей историей иммигрант поделился со Сьюзен Эдельман из NY Post.

«Все слышали новости о том, что на южной границе США разделяют семьи. Легальные иммигранты также должны заниматься разделением, — уверен Гувейя. – Моя мать сделала свой «выбор Софи».

В 1986 году сотрудник иммиграционной службы в Гайане принес семье Гувейя ужасные новости. После трехлетнего ожидания мать Нейла прибыла в посольство в США в Джорджтауне, чтобы забрать визы для всех девяти членов семьи.

«Миссис Гувейя, мы не можем дать вам визы, — услышала Бассодея Гувейя в посольстве. — У вас больной ребенок, и если вы возьмете его в Штаты, то это будет огромный правительственный расход. Также вы не можете и бросить его здесь».

Когда иммигранты обращаются за американской визой, они обязаны пройти полное медицинское обследование. Девятилетняя Вера, сестра Нейла, страдала от детского церебрального паралича. Вера не могла ни говорить, ни ходить. Фактически она была лежачей больной.

«Но она улыбалась и смеялась, — вспоминает Нейл. — Когда я получал порку за плохое поведение, то бежал обнимать Веру, которая была старше меня на 17 месяцев. С ней я чувствовал себя комфортно».

Бассодея приуныла, но затем обернулась к иммиграционному офицеру и сказала:

«Сэр, у меня есть тетя, которая будет следить за ребенком, пока мы будем в Америке» (на самом деле у миссис Гувейи был друг, который согласился присматривать за Верой).

Это разбивало сердце женщины, но ей пришлось решать – оставить Веру или начинать иммиграционный процесс заново, снова и снова. Ей пришлось пожертвовать верой, чтобы спасти американскую мечту для их всех – Нейла и его пяти братьев и сестер от предыдущего брага с его отцом.

Когда семья переехала в Штаты, то поселилась в подвальном помещении в Южном Бронксе. Отец и мать занялись поисками работы, у них не было времени расслабляться. Отец, который ранее работал сотрудником таможни в Гайане, стал дворником. Мать, которая вынуждена была бросить школу в девятилетнем возрасте (после смерти отца девочке пришлось зарабатывать чисткой фруктов), стала убирать дома.

Однажды женщина, у которой Бассодея убирала, увидела, что гайанка плачет и поинтересовалась причиной ее горя. Миссис Гувейя рассказала о том, что вынуждена оставить свою дочь. Тогда хозяйка, которая работала директрисой школы для детей с особенными потребностями, решила помочь семье Гувейя воссоединиться.

Директриса и Бассодея умоляли местных политиков подать ходатайство. Их просьбы не остались незамеченными – уже через шесть месяцев у Гувейи было письменное разрешение на въезд в США для Веры. Мать вернулась в Южную Америку и перевезла девочку в Нью-Йорк.

Но через месяц Вера заболела пневмонией и умерла. Семья была разбита, но мать все же чувствовала себя немного оправданной, так как успела забрать дочь к семье. Одно из самых больших удовольствий Бассодеи – знать, что она никогда не сдавалась ради своей дочери.

«Я знал о культуре и обычаях Америки из ситкомов «Три компании», «Различные ходы», «Все в семье», «Джефферсоны», — рассказывает Нейл. – Я учился в самой худшей средней школе Южного Бронкса, но все же смог выиграть стипендию в Monsignor Scanlan High School. Там у меня появилась возможность освоить дисциплины, которых не было в перечне предметов государственных школ. Позже я получил степень бакалавра в области коммуникаций в Университете Св. Иоанна в Квинсе и степень магистра образования в в колледже Барух».

Все эти переживания сформировали у Нейла консервативные взгляды на иммиграцию. Через пять лет после приезда семья подала документы на натурализацию. Родителям необходимо было подготовиться к тесту на знание американской истории и законодательства. Бассодея очень переживала – у нее не было образования, поэтому сама мысль об экзамене ее пугала. Она с мужем часами изучала ответы на сотню вопросов, которые могли решить их судьбу.

В день теста иммиграционный офицер задал 10 вопросов, на шесть из них гайанцы должны были ответить верно. Отцу это далось легко, а вот мать едва справилась с заданием. На официальной церемонии получения гражданства Нейл стоял вместе с родителями. 13-летнего мальчишку просто распирало от гордости за родителей, когда те принесли клятву на верность американскому флагу. Тогда и Нейл стал гражданином США – все дети до 18 лет натурализованных  иммигрантов автоматически получают гражданство вместе с родителями.

Сегодня дети, рожденные на территории США, получают тот же статус, что и родители Нейла восемь лет назад. Они ждали своей очередь, а вот дети, рожденные нелегальными иммигрантами в Америке, сразу же становятся гражданами. Нейл говорит, что это большая ошибка в иммиграционной системе.

«То, что делает Трамп, уже давно практикуют в Австралии и Канаде. Они очень избирательно относятся к тем, кого признают. Я также считаю, что законно разделять детей, прежде всего, затем, чтобы посмотреть, к кому они действительно относятся. Если у нелегалов нет документов, подтверждающих, что это действительно их дети, то пограничные агенты должны действовать в своих интересах. Торговля детьми и людьми – это огромная проблема», — говорит Нейл Гувейя.

«До президентской кампании 2016 года я не совсем понимал, как действуют левые и правые. Меня всегда кормили россказнями, что поскольку я человек с другим цветом кожи (мать – индийского происхождения, а отец – португальский иммигрант) и гей, то должен поддерживать демократов и либеральные ценности: консерваторы были какими-то злодеями».

После того, как Трамп выиграл президентские выборы, все друзья Нейла захотели, чтобы он потерпел неудачу в качестве американского лидера. Но Гувейя говорит, что если проиграет Трамп, то проиграет вся Америка. Но его мнение не нашло поддержки, его резко раскритиковали. Все, кто поддерживал Трампа в компании Гувейи, автоматически становился врагом. Но Нейл оставался непреклонным, так как не мог предать страну, которая так много сделала для его семьи.

Теперь ему пришлось сократить свой круг общения. Нейла и людей, которых связывали долгие годы крепкой дружбы, разделила политика.

«Десятки моих либеральных друзей перестали общаться со мной или отписались в социальных сетях. Я пытался подавить свои политические взгляды при знакомстве с новыми людьми, оставаясь безучастным и прикусывая язык каждый раз, когда хотелось что-то сказать. Но я обманывал сам себя.

Однако позже я встретил людей, которых не интересовали мои политические взгляды, они общались со мной из-за моих личностных качеств. Они не только приняли меня, но и восхищались тем, что я осмелился быть другим в либерально доминирующем Нью-Йорке.  Один из этих людей – мой партнер Дэн. Хоть он и не согласен со многими моими взглядами, но уважает их.

Мне повезло быть гражданином США, потому что я могу жить качественной жизнью и пользоваться теми преимуществами, которые может предложить эта страна. Я нахожу это обескураживающим, когда люди сталкиваются с притеснениями в Америке, особенно, если это касается иммигрантов. Я твердо верю, что жить в Америке – это привилегия, ведь Штаты, и правда, страна возможностей».

219

Добавить комментарий