Главная » Это интересно » Игорь Востриков, потерявший семью в «Зимней вишне», рассказал о переезде в США и жизни после трагедии

Игорь Востриков, потерявший семью в «Зимней вишне», рассказал о переезде в США и жизни после трагедии

25 марта будет ровно год, как Кемерово потрясла страшная трагедия, унесшая жизни огромного количества местных жителей. Пожар в торговом центре «Зимняя вишня» не могли потушить целые сутки, многим людям удалось эвакуироваться, но огонь все же успел забрать жизни 60 человек, 41 из них были дети.

Игорь Востриков потерял в пожаре сестру, жену и троих детей. Но трагедия не сломила мужчину, он стал активно выступать на митингах, добиваясь справедливости, стараясь выяснить, кто виноват в этом ужасном происшествии. После Игорь баллотировался в местный совет народных депутатов. Своими политическими взглядами он часто делится в Инстаграме, где у него уже 100 000 подписчиков.

В начале января 2019 года Востриков уехал в США. Но сам активист говорит, что об эмиграции не может быть и речи — он твердо намерен возвращаться на родину (20 марта Игорь будет уже в России). Об этом и о многом другом он рассказал журналистам TJ.

Об Америке

Впечатлениями от своего путешествия кемеровец делится с подписчиками в Инстаграме. Причем, в своих публикациях он не идеализирует Америку, а показывает заграничную жизнь без прикрас.

«Я во Флориде в городе Тампа, но ездил в Клируотер смотреть мобильные дома. Их лепят из говна. Это морские контейнеры или сэндвич-панели. Сегодня поехал смотреть на трейлер-парк и офигел. Владельцы живут на земле и вынуждены за неё платить 300-500 долларов, но у каждого домика стоит внедорожник. Если ты бомж, то государство будет платить пособие в размере 840 долларов, поэтому можно заплатить и за землю». 

«Я не нашёл подтверждений тому, что здесь плохо. Я лично видел бомжей с золотой цепкой размером с мизинец. Здесь бомжи неплохо одеваются. Они не умирают с голоду и по помойкам не шарятся», — добавляет Востриков.

О работе

Многие осуждали мужчину и обвиняли в растрате компенсации, которую он получил за погибших родственников. Но сам Игорь добавляет, что он и сам не бедный, у него есть свой бизнес. Кроме того, он и раньше вывозил семью за границу.

«У меня розничная торговля обувью. В 25 лет мне попалась книжка «Богатый папа, бедный папа» Роберта Кийосаки. К тому моменту я купил коммерческую недвижимость, с ней не попёрло, решил продать и купить Nissan Patrol. Но прочитал книгу и переосмыслил некоторые моменты. Кстати, я записался к автору на семинар».

Семинар Кийосаки пройдет во Флориде. Так же Игорь посещает здесь курсы по психологии: «мне нужно разбираться со своими проблемами и болью».

«У меня есть движущий мотив — как победить эту боль. Я считаю, что довольно хорошо справляюсь, держусь и не плачу круглые сутки. При таких трагедиях люди уходят в работу, чтобы ни о чём не думать. Для меня это исключено, потому что я и так всю жизнь посвятил работе. Вложил в бизнес душу. Ради семьи».

Востриков говорит, что всегда работал только ради семьи, а не собственной выгоды: «Я скромный парень, мне не нужны яхты». Поэтому и компенсацию он решил не вкладывать в развитие бизнеса, хотя такие предложения ему поступали неоднократно.

«Я потихоньку возвращаюсь к жизни. Думаю, что нужно жить и развиваться. Сейчас прохожу курсы торговли на Amazon. Я не особо активно штудирую, но начал». 

«Мне понятна торговля, к земле не привязан, просто нужен компьютер, поэтому заниматься этим можно где угодно».

Об Инстаграме

У Игоря Вострикова два открытых аккаунта. В одном он освещает свою политическую деятельность, другой является блогом о путешествиях. Вторую страницу Игорь открыл, когда отправился в Таиланд. Многие комментаторы осуждали его, что после такой страшной трагедии он радуется жизни и путешествует, но кемеровец не реагирует на негатив пользователей.

«В комментариях мне написали, что время не лечит. Абсолютно согласен, потому что у всех всё индивидуально. У кого-то шок прошёл, а после усугубляется ситуация. Когда приходит осознание, люди могут ломаться. У всех получается так, что они не думают о случившемся, а начинают дальше жить и забывать. Это среднестатистическая реакция, как с этим справляться. Я так не хочу.

Например, ты был в «Диснейленде» и катался на всех аттракционах. Но по какой-то причине ты не можешь больше попасть в «Диснейленд». Его больше нет — он сгорел. Всё твоё счастье сгорело. Ты же не убиваешься по этому поводу? Ты помнишь, что там круто, но не воспринимаешь ситуацию, что всё ****** [капец], я его забуду, потому что мне больно вспоминать. Ты не забудешь, а всегда будешь помнить и доставать воспоминания о семье. Но помнить не с болью о том, что их больше не вернуть, а с радостью, что это было. Это мой путь».

Свою активность в социальных сетях Игорь расценивает как один из способов заполнить душевную пустоту.

«До трагедии мне нахрен это было не нужно. У меня был только профиль во «ВКонтакте» и то не для общения, а почитать и послушать музыку. Меня даже не было в «Одноклассниках». [После трагедии] это стала вынужденная мера для предания огласки, я лез везде, куда только можно. Хотел обратиться даже в Европу, чтобы ничего не замяли. У нас же всё спускается на тормоза».

Сейчас мужчина подумывает о том, чтобы начать зарабатывать деньги в социальных сетях. До этого Востриков не давал больших интервью, а с помощью этого хочет объявить, что готов к рекламе.

«Я трачу уйму сил, чтобы написать пост в Инстаграме. Начинаешь писать, и куча мыслей: «Здесь никого не обидеть», «Здесь неправильно поймут». На написание поста уходит по 3-4 часа. У меня был рекорд — один пост я писал семь часов. Каждое слово взвешивал».

О ситуации в стране

Востриков говорит, что после пожара в «Зимней вишне» он разуверился в том, что может находиться в стране в безопасности. Первое время после пожара жить в Кемерово мужчине было невыносимо, он подумывал над тем, чтобы уехать в Сочи, но в голову пришла мысль:

«Я перееду в Сочи, а потом моего ребенка опять не спасут? Или пьяный мусор его собьет на машине? Так не пойдет».

Он неоднократно пытался использовать Инстаграм, чтобы улучшить ситуацию хотя бы в родном городе (к примеру, снимал ролик о необходимости установки детской площадки в плодопитомнике), но вскоре понял, что это не работает и никого, по большому счету, не интересует.

«У нас люди могут только сидеть и ******* [базарить] до той поры, пока я говорю: «Да, там [во власти] козлы», а когда говорю, что пора поднять жопы и что-то сделать, то в ответ тишина и звук сверчка».

О травле и «черной пропаганде»

После трагедии Игорю было не до того, чтобы анализировать и просматривать комментарии и шквал критики в интернете. Люди, не владеющие достоверной информацией, заполняли пробелы своими домыслами. Когда Востриков готовился к похоронам своей семьи, ему даже предложил один блогер заснять это все на видео. Игорь ответил категорическим отказом.

«Своим ответом я сделал пустоту. Люди сразу подумали: «А где семья и похороны?». Они думали, что если я везде публично лез, то будет и видео с похорон. Кто-то посмотрел дебилоидных блогеров, которые за деньги меня сливали, а потом сделал вывод, что нет похорон — нет семьи. Я это всё осознал и сделал подробные опровержения этих заявлений. Мне было довольно легко опровергать эту ложь, забавно наблюдать за тем, как люди, поливающие меня грязью, зачастую даже не знают значение слов, которые произносят».

Вострикову неоднократно предлагали стать гостем теле-шоу, в частности — планировался даже эфир с Андреем Малаховым. Но их соображений безопасности Игорь отверг эти предложения и даже отказался от помощи психологов, чтобы его не записали в сумасшедшие.

О пожаре

Когда стало известно, что «Зимняя вишня» горит, Игорь находился на кемеровском горнолыжном курорте Шерегеше. Новость сообщила ему теща, Востриков сразу стал названивать жене, так как знал, что она собиралась идти с детьми в кино. Женщина сначала не отвечала, а потом перезвонила сама и начала прощаться.

«Я пять часов ехал до Кемерово, потом добрался до места пожара, где увидел адское пекло диаметром в 50 метров. Увидел, как стояло множество машин и всё оцеплено, а тушится всё двумя струйками. Я подумал: «А кого я буду хоронить — пепел или пустые гробы?». 

Востриков говорит, что причина пожара не только в коротком замыкании проводке или бездействии МЧС, но и в совокупности множественных других причин:

«Это трагедия в квадрате, комплекс событий. Вот как всё могло быть.

Первый вариант развития событий: начинается пожар — люди запираются в кинозале — приезжают пожарные — спасают кого-нибудь — пожарные молодцы. Второй вариант: начинается пожар — приезжают пожарные — титьки мнут — все умирают — они тушат пожар — на следующий день достают трупы — мы их хороним — к пожарным нет претензий.

Что получили мы: начинается пожар — приезжают пожарные — титьки мнут и обманывают родственников. Они сказали, что людей оттуда выводят. Пожарные хамили, дерзили, говорили моей маме: «Уберите эту ******** [сумасшедшую]». Они ничего не делали, нарушили устав, в результате никого не спасли и не затушили пожар. Из-за этого все сгорели. Мы целый месяц ждали останки. Я не стал вскрывать гробы, чтобы себя не расстраивать».

О политике

Через два дня после трагедии у здания кемеровской администрации был организован митинг. Митингующие требовали назвать реальную цифру погибших. Игорь пришел туда как участник, а не организатор, но в ходе событий начал «раскачивать ситуацию».

«После митинга я чувствовал ответственность, что люди на меня смотрели. Но меня увели по ложному следу. Мы искали эти 300 жертв, прочёсывали кладбища. Зачем я искал этих детей — не знаю. Тогда работала целая группа по фейкам и вбросам информации. Это не только то существо — Евгений Вольнов (пранкер, активно распространял вымышленную информацию о количестве жертв в пожаре — прим. TJ), а целая группа. Что они хотели сделать на нашем горе?».

В тот же день Игорь написал «Вконтакте» пост, в котором обвиняет «правящий режим». Однако уже через четыре дня в выступлении на пресс-конференции он изменил свою точку зрения, обвинив во всем МЧС, а не правительство.

«У меня была такая злость, это было намеренное издевательство Вольнова и ему подобных. Когда мне предоставили запись с камер видеонаблюдения, и я увидел, что двери в кинотеатр были открыты, и что все посетители убежали, у меня опустились руки. Пазл сложился: все эти фейки и издевательства с одной стороны, и поддержка государства с другой. Какие-то ******** [уроды] хотели устроить Майдан за мой счёт и крови моей семьи».

После случившегося Игорь Востриков начал развивать активную политическую деятельность, он даже баллотировался в местный совет от «Единой России».

«Я хотел заниматься молодёжью и меня беспокоила проблема наркомании. У нас это сплошь и рядом, все знают, где продаётся основная зараза. Мы хотели зайти большим количеством людей и что-то начать менять. Без поддержки я бы 100% не пошёл».

«Ещё я хотел залезть в комитет по предпринимательству, чтобы его прокачивать. У нас есть бизнес-инкубатор в Кемерово, но он не работает, только сдает площади в аренду. Существует много бизнес-проектов, которые надо внедрять, дать людям возможность их реализовывать. Предоставить площадку, льготные каникулы по налогам, предоставить ссуды самым достойным, тем самым создавая рабочие места».

Но Игорь не прошел дальше, более того — у него оказался один из худших результатов.

«Я видел задачу — попробовать объединиться. Нужно объединить всех людей по стране, вне зависимости от политических взглядов или религиозных убеждений». 

«Мы добились отставки Пучкова, но у нас не получилось объединить людей: кому-то не понравился мой поход в политику, кому-то показалось, что я «неправильно» скорблю. В общем, из меня вышел хреновый лидер».

Сегодня Игорь не планирует возвращаться в политику. Он все так же намерен жить в России, но уже не в Кемерово, с которым связано слишком много болезненных воспоминаний. Также 32-летний Востриков твердо уверен, что когда-нибудь у него еще будет семья.

1 005

Добавить комментарий