Главная » Это интересно » Белоруска рассказывает, как лайнер стал для нее тюрьмой и про невоспитанных американцев

Белоруска рассказывает, как лайнер стал для нее тюрьмой и про невоспитанных американцев

Белоруска Мария семь месяцев работала на круизном лайнере. Но работа, которая сначала виделась девушке как увлекательное путешествие, на деле больше напоминала тюремное заключение, рассказывает Kyky.

«Решение поработать на круизном корабле пришло абсолютно спонтанно. Мне хотелось сменить обстановку, заработать денег и увидеть другие страны», — говорит Мария.

Однако белоруска не только не увидела новые территории, а и вообще днями не видела солнца, ей приходилось даже обслуживать клиентов, которые решили умереть в круизе, чтобы не оплачивать собственные похороны.

Пронумерованные сотрудники

Чтобы стать работником круизного лайнера, не требуется владеть какими-либо специальными навыками. Даже нет необходимости в знании английского языка. Связано это, скорее всего, с острой нехваткой желающих устроиться на лайнер, ведь зарплата здесь очень маленькая, в отличии от объема работы.

В поисках места Мария обращалась в две минские организации: «Исмиру» и «TravelGroup». В первой девушка получила отказ из-за имеющихся у нее татуировок, а вот во второй проблем с трудоустройством не возникло.

Марию взяли работать на лайнере с самым дешевым круизом, срок плавания составлял всего лишь четыре дня. За это время белоруска успела с лихвой вкусить рабочей жизни на корабле. Первое, что отмечает Мария, это огромное количество начальников – создается впечатление, будто над каждым руководителем всегда находится кто-то еще выше. Но самое главное – это подружиться со стюардами, ведь именно они могут сделать жизнь любого новичка просто невыносимой.

Работа была тяжелой не только физически, психологически Марии тоже пришлось несладко:

«Каждый день — это отражение предыдущего, а завтрашний день будет точно таким же. Ты даже несколько дней не видишь солнца, потому что в твоей каюте, (впрочем, как и в каютах всех работников) нет окна — первое время ты просыпаешься и не понимаешь, день сейчас или ночь».

Мария говорит, что у сотрудников круизных лайнеров есть два выхода: подчиниться установленному порядку, но потерять свою индивидуальность, или же настроить себя, что это все когда-нибудь закончится. Некоторые сотрудники не выдерживали психологического давления и отправлялись домой «по состоянию здоровья». Были случаи, когда люди на лайнере совершали самоубийство.

Но все это выясняется не сразу – изначально все делают вид, что сотруднику невероятно повезло получить такую шикарную работу, вокруг только и слышно о преимуществах данного труда. Самое необычное, что пришлось повидать Марии – тренинг под названием «you must talk», целью которого является научить сотрудников доносить друг на друга. По словам девушки, вся корабельная жизнь – это система неравенства, подавления и поощрение стукачества.

Всем работникам лайнера присваиваются ID-номера. Именно по номеру, а не по личности или имени, здесь идентифицируют сотрудника. Даже если приходится обратиться в госпиталь, то первое, что делает врач – отслеживает по ID твои посещения. А обращаться к медикам приходится многим – ведь это единственная легальная возможность получить краткий отдых от повседневной рутины.

«Тут ты живешь на работе и работаешь дома — вот это твоя реальность на семь месяцев. Корабль своего рода тюрьма, абсолютная резервация — выжить там можно, если не воспринимать это все всерьез», — заявляет Мария.

Временные корабельные семьи

В основном, на круизных лайнерах работают жители Восточной Европы, Латинской Америки, Филиппин и Азии. Опыт работы у всех достаточно большой, ведь с каждым последующим плаванием это уже переходит в зависимость. Да и, в принципе, работать на лайнере удобно, ведь не нужно задумываться о готовке еды, покупках или жилье – все это здесь уже есть.

Многие заводят себе «корабельные семьи». На суше их ждет одна семья, а в море – другая. В море очень трудно быть одному, поэтому люди подсознательно пытаются найти себе пару. У некоторых со временем даже появляются дети (причем, мужья, оставиеся на суше, могут и не подозревать, что малыш на самом деле не отн них, а от такого вот «корабельного мужа»).

Национальные разделения

Белорусы – общительная нация и стараются найти общий язык со всеми, ну а вообще работники лайнеров пытаются придерживаться своей этнической группы.

«Наблюдать, как они держатся друг за друга, очень круто. Приедет, к примеру, на корабль новенький, например серб. На него в течение дня свалится сотня сербов, боснийцев — и давай его поить, кормить, угощать домашним вином со словами: «Вот, пей вино, его варил еще мой дед, живущий в горах. Мы тебе сейчас все расскажем, покажем, с кем дружить, а с кем не стоит». Это очень помогает адаптироваться к жизни на корабле».

Мария поддерживала приятельские отношения со всеми сотрудниками вне зависимости от их национальности. И это оказалось выгодным решением, так многие иностранные сотрудники помогали девушке в решении ее проблем: что-то починить, достать какой-либо товар или даже просто подстричься (многие знакомые стюарды работали барберами).

Некультурные американцы

Мария рассказывает, что американцы, которые находились на лайнере, вели себя чудовищно невоспитанно. Первое, что спрашивает американец, попав на корабль – это где достать еду, выпивку и кому жаловаться в случае чего.

Круиз, где работала белоруска, стоил всего лишь $300, причем, сумму можно было выплачивать в течение года без начисления процентов.

«На корабле ты платишь за круиз, каюту и в конце путешествия должен заплатить премию людям, которые тебя обслуживали. Поэтому за любой косяк, малейший недочет американец будет жаловаться и требовать денежного вознаграждения либо подарков».

К примеру, чернокожие американки часто устраивали скандал, что на утро им не поменяли грязное постельное белье. Причем, испачкано оно было их же косметикой, которую они просто не смыли, ложась спать.

90% отдыхающих американцев не доносят мусор до урны, а бросают его прямо на палубу. То же самое можно сказать и об испражнениях или случаях тошноты в бассейне – обычное дело для американского туриста, как говорит Мария. Американцы называют это vomit incident, после которого обязательно просят медицинскую помощь.

В это сложно поверить, но многие покупают место в круизе специально, чтобы умереть на корабле и не платить за похороны. Для этого на лайнере есть даже специальные палаты с кислородными масками, препаратами для диализа и аппаратами вентиляции легких. Кстати, на корабле есть даже отдельная тюрьма для особо буйных туристов.

Защита персонала в ущерб безопасности туристов

Мария рассказывает о том, что иногда туристы совершают необдуманные поступки, к примеру, прыгают за борт. В таких нестандартных ситуациях каждый сотрудник сразу должен свериться со своей должностной инструкцией.

У каждого работника есть карточка, где прописаны разные патовые ситуации и алгоритм действий персонала. Начальство регулярно прорабатывает сценарии пожара или кораблекрушения, чтобы удостовериться в готовности сотрудников действовать относительно инструкции.

«Интересен тот факт, что, если корабль действительно начнет тонуть, гости погибнут, а персонал — нет, потому что при определенном градусе крена life boat для гостей не спустишь, а life raft для крю — запросто».

В итоге, Мария говорит, что работа на круизном лайнере – это ужасный стресс. Но все же и здесь есть свои плюсы: белоруска отмечает, что приобрела бесценный опыт, стала более организованной, а также ей теперь намного проще переносить разлуку с близкими людьми.

328

Добавить комментарий